Статьи о городе Нью-Йорк / Слуга Божий митрополит Андрей / 3 Аудиенция у президента Уоррена Г.Гардинга


3 Аудиенция у президента Уоррена Г.Гардинга

Через несколько дней после пира митрополит захотел уже крайне ехать в Вашингтон, чтоб, как выше сказано, увидеться с президентом, секретарем торговли и государственным секретарем. Не имея никаких знакомств в Вашингтоне, митрополит был озабочен, каким способом сможет получить аудиенции у упомянутых высоких чинов. Митрополит спрашивал меня, есть ли в Вашингтоне католический епископ, с помощью которого он мог бы позаботиться об этих аудиенциях. Я сказал, что в Вашингтоне католического епископа нет и что Вашингтон принадлежит к Балтиморской архидиецезии. Как известно, Балтимор удален от Вашингтона на 40 миль, поэтому митрополит никак не мог просить об аудиенциях через Балтиморского архиепископа. Видя обеспокоенность митрополита, я заявил, что в Вашингтоне имею хорошо знакомого конгрессмена из Джерси Джеймса А.Гемила и сенатора из штата Нью-Джерси Джозефа Ш.Фрилинггайзена, и когда он, митрополит, желает, то я мог бы с ним поехать в Вашингтон. Моему предложению митрополит был очень рад.

Дорогой к Вашингтону мы предупредили митрополита, что, вероятнее всего, будет ему трудно добраться на аудиенцию к президенту, потому что в Белом Доме есть твердое правило, что президент не принимает частных людей, не взирая на титулы, а если бы кого-то и принял, разве пожмет руку, но не будет говорить ни о каких делах. Митрополит сказал, что он покорится принятому обычаю. Во время разговора митрополит также спрашивал, правда ли, что в Америке президента титулуют "Ваше превосходительство".

Мы имели короткий бюллетень о митрополите и о цели его приезда в Вашингтон, и Керне передал этот бюллетень в "Асошиэйтед Пресс".

Как известно, добиваться аудиенции у высокодолжностных чинов в Вашингтоне лучше всего через конгрессменов или сенаторов. Поэтому, приехав в Вашингтон, мы пошли просто в Капитолий, чтоб увидеться с конгрессменом Гемилем. Но конгрессмена в Вашингтоне тогда не было, поэтому мы направились к сенатору Фрилинггайзену и встретились с ним в кулуарах Конгресса. Сенатору мы представили митрополита как архиепископа, потому что американцы, в частности протестанты, обычно не понимают, что в церковной номенклатуре значит "митрополит" ("метрополитен"). Когда мы рассказали сенатору о цели нашего визита, он сразу заявил, что получить аудиенцию у президента будет трудно. Однако сенатор сказал, что на всякий случай он будет говорить об этой аудиенции с секретарем президента. Митрополит дал сенатору свою визитную карточку, и тот пошел к телефону. Сенатор говорил достаточно долго с секретарем, но добиться аудиенции так и не смог. Не помогло даже то, что Фрилинггайзен был ближайшим приятелем президента Гардинга.
Однако секретарь предложил свой план, как бы митрополит мог увидеться с президентом. В то время в Вашингтоне был такой обычай, что один день в неделю в определенный час президент давал так называемое публичное принятие. Это принятие происходило так, что президент появлялся в канцелярии своего секретаря и, стоя на одном месте, жал руку каждому, кто к нему подходил. Любители увидеть президента выстраивались в линию и подходили по очереди на такое рукопожатие с президентом. На таком принятии никто не представлялся президенту и никто ничего не говорил, лишь, пожав его руку, шел дальше.

Такое публичное принятие должно было состояться как раз на следующий день после нашего приезда в Вашингтон. Президентский секретарь посоветовал сенатору, чтоб митрополит пришел к секретарской канцелярии немного быстрее до назначенного на принятие часа, чтоб он мог первый встретиться с президентом. Секретарь записал фамилию митрополита и пообещал сенатору, который попробует устроить эту встречу как можно лучше.

На следующий день мы приехали к канцелярии президентского секретаря за четверть часа перед временем, назначенным для этого публичного приема. Кроме секретаря и его персонала, в канцелярии никого не было. Керне представил митрополита как архиепископа и сразу пошел к бюро президента, - наверно, известить его, что первым, кому он пожмет руку, будет архиепископ. Приближалось время этого принятия, и президент Гардинг вошел в канцелярию своего секретаря. Митрополит подошел к президенту, который поздоровался с ним очень вежливо и с улыбкой на устах. Президент, титулуя митрополита сразу "арчбишоп", сказал: "Айъм глед ту мит ю". Как было видно, президенту заимпонировала сама фигура митрополита. Гардинг был высокого роста, но митрополит - еще более высокий. Президент спросил митрополита, как нравится ему Америка. Митрополит ответил, что уже в воздухе, которым дышит, он чувствует, что Америка - это страна воли и свободы. Этот ответ пришелся, по-видимому, президенту по нраву; на его лицо можно было прочитать радость... Тогда президент спросил митрополита, из какой страны он происходит. В ответ митрополит сказал, что он происходит из западной части Украины, из Галичины, которая принадлежала перед войной Австрии, была главным поприщем военных действий, а теперь очутилась под ужасной милитарной оккупацией Польши. "Дат’с ту бед", - отметил президент достаточно громко. Митрополит сказал еще что-то президенту, но я не расслышал, потому что служащий Белого Дома начал уже впускать людей, которые стояли в линии на улице, досередини, через что при дверях поднялся маленький шум, и я оглянулся. Я слышал лишь, что президент сказал во второй раз: “Дат’с ту бед”. Понимая, что президента нельзя дольше задерживать, потому что уже и за нами стояли люди в ряду, митрополит пожелал ему Божьего благословенства на его важной должности, а президент, сжимая руку митрополита, искренне его благодарил. Митрополит титуловал президента "Юр Экселенси". После митрополита руку президента пожал я, потом - Керне, и мы вышли из Белого Дома.

Такая была аудиенция или встреча митрополита с президентом Гардингом. Она длилась коротко, каких-то 5-6 минут. Как можно было надеяться, президент не сказал ничего конкретного, лишь ограничился общими фразами.
Следует отметить, что такое публичное принятие было для президентов достаточно обременительное; они на это сетовали. Упразднил его Френклин Д.Рузвельт, потому что он, имея паралич ног, не мог долго стоять.